Студия Т

Студия Т

Как я ушла с работы по найму и отрыла студию трикотажа

В истории «Студии Т», которая выпускает женский трикотаж и школьную форму, есть все основные мотивы историй про «предпринимательство из 90-х»: бандитские стрелки, кредиты под бешенный процент и необходимость срочно учиться продавать.

Между тем, в октябре 2018 года «Студии Т» исполняется 25 лет. К юбилею решили подготовиться основательно: уже сейчас штатные конструкторы и приглашенные художники-модельеры готовят две подиумные коллекции. Как рассказывает Оксана Волгина (именно она основала «Студию Т» и с тех пор ей руководит), последний раз коллекции для подиума тут выпускали четыре года назад.

Кредиты, разборки и первые деньги

Вернувшись на Урал из Москвы с дипломом инженера-технолога, Оксана была окрылена: ей выпала честь работать в Доме моделей — самом престижном месте во всем легпроме Свердловска.

«Я прошла стажировку и как технолог, и как конструктор, так как обратилась с просьбой к главному конструктору позволить мне работать по этой специальности — работа технологом мне показалась довольно ограниченной, скучной. Сначала конструировала в детской группе, потом в женской. Грянули 90-е, начались сокращения. И одновременно с этим пришли новые слова и понятия: менеджер, биржа, рыночные отношения, одним словом. Мне все было интересно — поработала торговым представителем Дома моделей, продавала фабрикам страны наши разработки. Как будто меня готовили в директора «Студии Т»», — любит пошутить Оксана Волгина.

Союз распался, и Дом моделей начал постепенно сокращать людей, обстановка становилась все тревожней. По природе энергичная и решительная, наша героиня ждать увольнения не стала и решила попробовать свои силы на вольном рынке.

Поначалу она устроилась к одному начинающему местному дизайнеру одежды. Дизайнер работала с трикотажем, и Оксана открыла для себя этот материал. А когда поняла, что собственный бизнес – это не такое уж сложное дело, решилась открыть свое предприятие, трикотаж и лег в его основу.

«В 1993 году я стала искать инвестора, несмотря на то, что инвесторы были такие же «лихие», как сами 90-е, и их условия были драконовскими. Это не цивилизованный кредит, как сейчас, в Фонде поддержки предпринимательства. Нам никто деньги под 10% тогда не давал. Но своих средств у меня не было, и пришлось рискнуть. Конечно, эта смелость — от неопытности», — вспоминает Оксана Волгина.

Изначально идея предприятия была такой: Волгина как конструктор и ее партнёр, девушка-художник, создают дизайнерскую фирму, проектируют и выпускают одежду. На это и занимали деньги. Де-юре кредитор оформил компанию на себя. Но только компания начала работать, случился новый поворот сюжета: женщина-учредитель передумала и сказала, что «забирает» юрлицо.

Пришлось срочно регистрировать свое предприятие, переводить штат и брать в соучредители арендодателя, который готов был подписать договор аренды только на этих условиях (а без этого документа в то время зарегистрировать фирму было невозможно).

Вот здесь уже разобиделась и решила устроить «суд по понятиям» художник, которая предпочла делить не долги, а купленное оборудование, пригласив на разборки знакомых из ОПС Уралмаш. Однако, выслушав обе стороны, Уралмаш постановил, что правда на стороне Волгиной. Так и закончился этот эпизод, остался только кредит с огромными процентами.

«В итоге я этот кредит выплатила три раза, отдавала деньги четыре года, и не разорилась только благодаря тому, что товар сразу стал продаваться», — говорит наша героиня.

Очереди за одеждой, подиум и Слава Зайцев

Сегодня «Студия Т» имеет штат 40 человек и два цеха, в которых на больших производственных машинах вяжут трикотажное полотно, а затем шьют из него женскую одежду и школьную форму. На субсидию от Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства компания приобрела вышивальную машину, которая позволяет делать вышивки больших размеров и высокой сложности. Здесь выпускают по две капсульные коллекции в год и продают свои изделия оптовым фирмам по всей стране.

Но на старте продавать никто не умел: казалось, это неловко, да и учиться продавать сначала, по большом счету, было незачем. У «Студии Т» был небольшой уголок в магазине, который продавал аудио- и видеоаппаратуру. Как вспоминает Волгина, открывался он с 11 часов, и пол-одиннадцатого каждое утро перед входом в «мужской» магазин стояла очередь из женщин. Торговля шла ровно час.

«Мы не могли производить больше — нам попросту не хватало рук, — рассказывает предприниматель. — Но в 95 году предприятия легкой промышленности стали рушиться, как карточные домики: щелк — и целая бригада пришла ко мне из Дома Моделей. Спустя пару лет к нам устроилась еще одна бригада, с очередного рухнувшего предприятия. Эти сотрудники, которые тогда потеряли работу, со мной до сих пор. Когда меня спрашивают, как была организована «Студия Т», я говорю: «Мы просто создали себе рабочие места»».

Спустя какое-то время компания взяла за практику делать коллекции: капсульные — непосредственно для продажи и подиумные — они тоже продавались, но были больше имиджевыми. Со второй своей подиумной коллекцией «Студия Т» поехала на конкурс к модельеру Вячеславу Зайцеву в Москву и заняла там второе место. Потом были и другие победы: и на региональном этапе «Русского силуэта», и на конкурсе Podium в номинации Prêt-à-porter, и на прочих.

«Мне важно, чтобы мы вели успешную хозяйственную деятельность — ради возможности заниматься творчеством. Но и творчеством мы занимаемся, чтобы вести успешную хозяйственную деятельность. Все взаимосвязано. Когда мы делаем капсульные коллекции, то очень боремся за цену: она должна быть умеренной. А в коллекциях для подиума для нас важнее не цена изделия, а оригинальность идеи. Такие вещи тоже надо обязательно давать, чтобы люди могли полюбоваться и вдохновиться», — делится Оксана Волгина.

Основной покупатель «Студии Т» — это женщина от 35 лет, которая, скорее всего, работает в офисе.

«Наши клиенты любят дизайн, они ждут новинок. Когда нам было лет пять, я любила считать где-нибудь в театре, сколько женщин пришло в наших костюмах. Десять я всегда насчитывала», — говорит Оксана.

Несезон, джерси и школьная форма

Трикотажная женская одежда отлично продавалась почти весь год, но летом шел заметный спад. На выручку предприятию пришла школьная форма, хоть и получилось это случайно. Когда отменили традиционные коричневые платья, белые фартуки и темно-синие костюмы, работницы «Студии» стали жаловаться: «Детям в школу не в чем ходить». Тогда на производстве сшили несколько моделей пиджаков и сарафанов из джерси.

Как вспоминает Волгина, этот материал произвел маленькую революцию в производстве школьной формы: он оказался удобным и неприхотливым — ему буквально не было износа. А первые модели «студийной» формы скопировали практически все конкуренты. И даже названия иногда не меняли: как пиджак был наречен при рождении «Володей», так и именовался потом у других производителей.

«Очень быстро после этого на нас вышел ЦУМ, точнее, его магазин детской одежды «Леопольд». Оказалось, что им тоже надо школьную форму — промышленность рушится, торговать нечем. Мы с магазинами не работали, свой товар не предлагали — не умели. У нас было две свои точки в Екатеринбурге, и все. А представители ЦУМа говорят нам: «Не понимаем, почему ваши менеджеры по продажам до сих пор до нас не дошли!». А у нас никаких менеджеров по продажам и не было. Когда мы свою школьную форму поставили в универмаг, ее просто разрывали. Доходило до потасовок у примерочных... Она была, конечно, сразу качественная, но и дефицит жуткий тоже сказывался», — рассказывает Оксана.

ЦУМ взял наш трикотаж и в отдел женской одежды, а там нас уже находили партнёры из других городов - на этикетках было написано, где товар произведен, и ритейлеры сами начали выходить на «Студию Т».

Америка, Япония и модный приговор

В 1996 году в составе группы российских производителей одежды Волгина попала на стажировку «Эффективное производство»в Америку. Там наши бизнесмены и бизнес-леди научились пользоваться стиральными машинами-автоматами и микроволновками, а также с удивлением поняли, что продавать можно даже не выходя из офиса — через интернет. К сожалению, о web дошел до России несколько позже, чем микроволновки, но у «Студии Т» довольно скоро появился свой сайт и интернет-магазин.

Вторая стажировка была в 2001 году в Японии, программа называлась «Бизнес и мода». Именно эта поездка помогла нашей героине окончательно определиться с форматом своего бизнеса. К тому моменту ей казалось, что успешное производство может быть только тогда, когда есть большие тиражи, а малые тиражи — дорого и неэффективно.

«После того как я посмотрела, как работают небольшие дизайнерские фирмы в Японии, я решила: самый главный показатель — это продажи. Раз наш большой ассортимент, который мы выпускаем малыми тиражами, интересен оптовикам и непосредственно покупателям, значит, это работает. Это и есть «мода и бизнес», ведь в моде не бывает больших тиражей. А тираж мы даем в школьной форме, где нет большой сменяемости моделей. То, что мы смогли нести яйца в разных корзинах, и позволило нам не жаловаться на жизнь», — заключает Оксана Волгина.